Я — Куба

В связи с предстоящей поездкой на Кубу мы решили вспомнить шедевр советского кинематоргафа, который, возможно, известен на западе не меньше чем у нас. Фильм «Я — Куба» (1964) остался в тени предыдущего шедевра «Летят журавли» (1957) дуэта Михаила Калатозова (режиссёр)  и Сергея Урусевского (оператор), не оправдав ожиданий властей СССР и Кубы. В то время как «Журавли» получили главный приз Каннского кинофестиваля и были широко показаны по всему миру, «Я— Куба» был тихо похоронен в недрах Госфильмофонда и только в 1995 году был отреставрирован и переиздан при участии Скорсезе и Копполы. Это было открытие для любителей кино всего мира, оценивших виртуозную работу режиссера и оператора.

Если представить себе галактику Кино, то одной из планет окажется фильм Калатозова «Я — Куба». На этой планете своя гравитация, свои особенности восприятия света, своя геометрия. Удивительно, но на многие годы вперед этот фильм создал не только кинематографический образ Кубы, но и стилистику съёмки фильмов с полной имитацией документального кино, так что зритель становится свидетелем и как бы соучастником событий. Будто оказываешься внутри чужого сна, не даром некоторые видят в этом фильме следы сюрреалистических фильмов типа «Андалузского пса».

Кино планировалось, как инструмент идеологической борьбы и поэтому на производство были отпущены значительные средства, что дало возможность оператору Сергею Урусевскому использовать самую современную киносъёмочную технику — даже бывшие редкостью в то время широкоугольные объективы, позволявшие снимать с рук планы с внутрикадровым монтажом и водонепроницаемые камеры для съемки из воды. Получилась динамичная картинка с минимумом монтажных склеек.
Фильм состоит из четырех новелл, рассказывающих о эпизодах жизни предреволюционной Кубы, но это лишь первый смысловой план. Оператору Сергею Урусевскому удалось создать такую концентрацию изобразительной и кинематографической реальности, что зрителю остаётся лишь отдаться на волю этих гравитационных волн, ощутить себя кинокамерой, плавающей по знойному колониальному городу или качающейся в ритм ударам мачете.
После 14 месяцев съёмки фильм был подвергнут критике со всех сторон: кубинскому руководству не понравилось как изображен кубинский народ, советскому — комплиментарное отношение к «сладкой жизни». Кстати, в своих лекциях Тарковский критиковал фильм за перебор операторских и режиссёрских изысков, отвлекающих от основной идеи.
Интересна история возрождения интереса к фильму. Через некотрое время после перевыпуска Копполой и Скорсезе в фильме "Boogie Nights" появилась сцена длинного плана с погружением камеры в плавательный бассейн, своего рода оммажем Калатозову и Урусевскому.  А еще через десять лет в 2004-м году вышел полнометражный документальный фильм Винсента Ферраза «Soy Cuba, O Mamute Siberiano» с большим количеством интервью с участниками съёмок как с советской так и с кубинской стороны.

Награды
1964 — IV Международный технический конкурс фильмов в рамках VI конгресса УНИАТЕК в Милане: Высшая премия
1996 — Архивная награда Национального общества кинокритиков США, Номинация на премию «Независимый дух» за лучший зарубежный фильм
 



События Photoplay