Фотография закончилась. Воткните в неё вилку.


© Jerry Spagnoli

"Не так давно, на рубеже веков, мне кажется, в 2001 году, Kodak анонсировал прекращение инвестиций в исследования новых фотопленок, это стало маленькой, но значительной вехой конца более чем 160 лет навязчивого развития фототехнологий, смысл которого заключался в том, чтобы изумлять публику непрерывным потоком технических инноваций.

Изобретение фотографии совпало с началом эры технических революций, и с нашей точки зрения эти два явления стали неразделимыми. После изобретения паровой машины и телеграфа, промышленность буквально аннулировала время и пространство. Одновременно с периодом, когда общественным сознанием XIX века овладела легкомысленная эйфория от успехов, началась проверка дееспособности всех творческих устремлений при помощи технического прогресса. Публика к началу XX века привычно ожидала все новых изобретений, которые стали бы быстрее, новее, сильнее и страннее всех, бывших прежде. Фотография всегда была готова отвечать этим требованиям - она предоставила публике легко распространяемые изображения, которые демонстрировали разнообразие мира сегодня, а мир сегодня был совершенно отличным от того, каким он был всего лишь 24 часа назад. В условиях быстрых изменений, даже несколько лет могли отдалить нас от прошлого так, что оно казалось безвозвратно ушедшим.


Мы долго мчались вперед в направлении нашего неизбежного будущего, незаметно для себя перескочив Рубикон. Историки тоже реагировали без промедления. Даже не дождавшись, когда высохнет типографская краска на утренних газетах, они уже решали, как последнее изобретение уложится в общепринятую историческую схему, и каким образом закончится последняя глава и как начнется новая. Ряды деятелей авангарда пополнились толпами персонажей, уверенных в том, что размахивание очередной культурной побрякушкой будет вполне достаточным для оправдания их членства в художественной элите и, возможно, бессмертия.

Ооо! Добрые старые времена! Мысленные привычки умирают не просто, и большая часть общества до сих пор нежится в окружении химер исчезнувшего мира. Будущее - это всегда перспективы, но будущее не будет таким, каким оно было обычно.

Вернемся к фотографии, которая должна быть темой этого эссе, пока я этого не забыл. Технологический цикл развития фотографии закончился. Сделаны снимки на сверхчувствительной пленке, напечатана самая большая фотография в мире, впрочем так же как и самая маленькая. Открыт мир в цвете, в ч/б, а также в невидимых частях спектра. Некоторые (и я вместе с ними) могут посетовать, что цифровая технология открыла новые пути прогресса, так и не обеспечив прогресс самой фотографии как искусства. Нам еще предстоит исследовать цифровую сферу, и фотография будет лишь стариком, сидящим на корме лодки в течении всего этого долгого путешествия.

Для фотографа, художника, которым есть что сказать это время открывает большие перспективы. Известно, что вид деятельности не сможет по-настоящему стать искусством, пока он не изживет в себе «полезность» для окружающего мира. По мере продвижения культуры вперед, фотография будет замещаться другими средствами коммуникации.
Искусство фотографии будет по-новому изобретено и заново сделано, и это не звучит наивно. История фотографии стремится вперед, почти не делая паузы перед новыми технологическими рывками, пробуждающими новые стили, но в визуальном бессознательном культуры образуется осадок из былых изображений. Эти стили прежних эпох обретают свои смысл и значение. Они являются кодами (хвала Барту!), которые могут быть использованы художниками для передачи неуловимых состояний, исторических контекстов, эмоциональных полутонов. Эти стили могут послужить для усиления или создания контраста этих тонких материй с более очевидным визуальным содержанием изображения. Зритель сегодня знает больше, об истории фотографии и визуальной культуры, чем он осознает, и это не требует доказательств. Это знание – огромный ресурс для фотографов, и оно должно внимательно учитываться при создании художественных произведений, как коммуникативных посланий. Метод может стать метафорой.

То, о чем я говорю не является чем-то новым. Эти подходы являются общими местами в живописи, скульптуре, литературе и кино в течении десятилетий. Каким-то образом большинство фотографов до самого последнего времени игнорировало этот ресурс. Возможно, это происходило из-за молодости самой фотографии, которая только сейчас переходит в свой сознательный возраст.

Для того чтобы прояснить мою позицию, я хотел бы сказать, что когда я упоминаю исторические процессы и техники, я соотношу это со всем периодом развития фотографии, а не только с девятнадцатым веком.
Выбор чем снимать: 35мм “лейкой” на черно-белой пленке, форматной камерой на цветной пленке, в студии со вспышкой или среднеформатной камерой с аэроплана, - все это равносильно инструментальному использованию различных культурных историй и эстетических потенциалов, так в горах Запада делают амбротипы, а в городах атлантического побережья - дагерротипы. Я считаю, что все фотографические техники представлены в коллективном бессознательном общества, и это должно учитываться для того, чтобы любая работа жила в будущем согласно ее коммуникативному потенциалу.

Для фотографии нет ничего нового под солнцем, но солнце светит по-прежнему.
Технология сделала неистовый рывок к следующему горизонту и фотопроцессы, отвергнутые из-за изменения ориентиров моды, до сих пор являются мощными выразительными инструментами. Все художники, представленные на этой выставке, хотят как преодолеть сложности отвергнутых фотопроцессов, так и полностью использовать историю каждого процесса и его психологические эффекты. Таким образом, зрители могут увидеть то, уже однажды существовало на периферии культуры, и только сейчас выходит на яркий свет."

Jerry Spagnoli
перевод: д. орлов/photoplay.ru



События Photoplay