Посты с тэгом «важные тексты»


photo by Brassai, 1934

Brassai: "Когда я в 1924 году начал жить в Париже, я бодрствовал исключительно ночью, просыпался на закате и совершал ночные прогулки от Монпарнаса до Монмартра. До этого момента я не любил фотографию, но вдруг неожиданно для себя вдохновился желанием перевести на язык фотографии все мои впечатления от ночного Парижа. Так начиналась серия «Париж ночью» (Paris de Nuit), которая была опубликована в виде книги в 1933 году.

Настоящие ночные обитатели вели такой образ жизни конечно не по необходимости, а скорее исходя из своих желаний. Все они принадлежали к миру любовных наслаждений, миру криминала, миру наркотиков. Это — таинственный мир, скрытый от посторонних глаз. Зайдите в обыкновенный бар Монмартра или в какую-нибудь забегаловку рядом с Goutte-d'Or. Владельцы этих заведений сутенеры, и очень часто эти кафе являются местами кровавых криминальных разборок.

Никакого общения не получается. Взгляд хозяина явно недружелюбен. Клиенты приглядываются: кто этот чужак — полицейский информатор, стукач? Вас могут не обслужить и даже попросить уйти, особенно если вы попытаетесь начать фотографировать...

Я был очарован красотой зла, притягивающей силой дна общества. Я создавал фотографические документы для моего «путешествия на край ночи» (по аналогии с романом Луи Фердинанда Селина). Я хотел узнать, что происходит за стенами этих баров, кафешек, ночных клубов, отелей на ночь, борделей, опиумных притонов. Мне хотелось проникнуть в этот чуждый, причудливый, зловещий мир бандитов, сутенеров, проституток и извращенцев. Был я прав или нет, но в те моменты мне казалось, что этот мир андеграунда и является истинной сущностью Парижа – космополитичного оживленного города, и эта сущность сохранилась без изменений в течении столетий в виде фольклора отдаленного прошлого".

(from Photography Speaks, Aperture, 2004)
перевод: д. о.


кадр из фото-романа Криса Маркера La Jetee

Питер Воллен "Лед и пламень"

В эстетической дискуссии о фотографии доминирует концепция времени. Фотография представляется устройством для остановки времени и сохранения фрагментов прошлого, на подобие янтаря и мухи в нем. Это становится очевидным при сравнении фотографии и кино. Естественная и привычная метафора звучит так: фотография – это точка, кино – линия. Вспоминается парадокс Зенона об Ахилле и черепахе: иллюзия движения.

Почитатель фотографии очарован как мгновением, так и прошлым. Длительность момента, пойманного в кадре, приближается к нулю, он располагается в вечно удаляющемся «тогда». В то же время зрительское «сейчас», момент рассматривания изображения, не имеет определенной длительности. Это «сейчас»  может продлеваться столь долго, сколько продолжается рассматривание фотографии и повторяться многократно в зависимости от желания зрителя. Это прямо противоположно  кино, где зрителю представлена последовательность изображений в течении определенного времени.


Бодрийар

Жан Бодрийар: Изнасилованное изображение


Jean Baudrillard by Robert Croma



Само по себе изображение не связано ни с правдой, ни с реальностью; оно — проявление чистой видимости и связано только с ней. В этом и заключается его магическое родство с иллюзорностью мира как такового, родство, которое напоминает нам о том, что реальность всегда неочевидна — так же как никогда нет уверенности, что случится самое худшее из возможного — и что мир, вероятно, сможет обойтись без него, как оно само может обойтись без принципа реальности.

Думаю, изображение, воздействует на нас непосредственно, в обход уровня репрезентации: на уровне интуиции или восприятия. На этом уровне образ является абсолютной неожиданностью. По крайней мере, должен быть таковой.

И в этом смысле, к сожалению, можно сказать, что изображения редки — сила изображения, как правило, заглушается всем тем, что мы принуждаем его выразить.

Чаще, перед нами образ, лишенный своей оригинальности, своей сущности как образа, низведенный до постыдного соучастника реальности.

Обычно считается, что реальность потерялась в сумбуре знаков и изображений, которые бывают весьма агрессивны. Но эта агрессия существенно возмещается насилием над самими изображениями: их эксплуатацией в документальных целях, их эксплуатацией с моральной, политической или рекламной целью, просто для информации…
 


Продолжаем публикацию переводов важных текстов по фотографии. На сей раз классический текст Джона Шарковского (в других переводах Жарковский и Сзаркауски) из книги "Глаз фотографа" (1964). В нем в сжатой форме даны основные положения современной философии фотовидения.

John Szarkowski, "The Photographer’s Eye"



Изобретение фотографии обеспечило принципиально новый способ создания изображений. Этот процесс был основан не на синтезе, а на отсечении лишнего. Различие было ключевым. Живописные картины прошлого были синтезированы на базе традиционных схем, умений и взглядов, а фотографии – заимствовались у реальности.


События

Самое интересное

Тэги