Посты с тэгом «бэкстейдж»



Последнее практическое занятие профурса "Фотограф в Fashion-media" проходило в фантастических локациях. На Курским вокзале! 


photo by Brassai, 1934

Brassai: "Когда я в 1924 году начал жить в Париже, я бодрствовал исключительно ночью, просыпался на закате и совершал ночные прогулки от Монпарнаса до Монмартра. До этого момента я не любил фотографию, но вдруг неожиданно для себя вдохновился желанием перевести на язык фотографии все мои впечатления от ночного Парижа. Так начиналась серия «Париж ночью» (Paris de Nuit), которая была опубликована в виде книги в 1933 году.

Настоящие ночные обитатели вели такой образ жизни конечно не по необходимости, а скорее исходя из своих желаний. Все они принадлежали к миру любовных наслаждений, миру криминала, миру наркотиков. Это — таинственный мир, скрытый от посторонних глаз. Зайдите в обыкновенный бар Монмартра или в какую-нибудь забегаловку рядом с Goutte-d'Or. Владельцы этих заведений сутенеры, и очень часто эти кафе являются местами кровавых криминальных разборок.

Никакого общения не получается. Взгляд хозяина явно недружелюбен. Клиенты приглядываются: кто этот чужак — полицейский информатор, стукач? Вас могут не обслужить и даже попросить уйти, особенно если вы попытаетесь начать фотографировать...

Я был очарован красотой зла, притягивающей силой дна общества. Я создавал фотографические документы для моего «путешествия на край ночи» (по аналогии с романом Луи Фердинанда Селина). Я хотел узнать, что происходит за стенами этих баров, кафешек, ночных клубов, отелей на ночь, борделей, опиумных притонов. Мне хотелось проникнуть в этот чуждый, причудливый, зловещий мир бандитов, сутенеров, проституток и извращенцев. Был я прав или нет, но в те моменты мне казалось, что этот мир андеграунда и является истинной сущностью Парижа – космополитичного оживленного города, и эта сущность сохранилась без изменений в течении столетий в виде фольклора отдаленного прошлого".

(from Photography Speaks, Aperture, 2004)
перевод: д. о.

Раф Симонс, новый креативный директор Calvin Klein «возвращается к корням»: американский дом моды делает фотосессию в калифорнийской пустыне, а фото намекают на классические работы американцев: Ричарда Принса, Энди Уорхола и Стерлинга Руби



(источник)



Фотография, по крайней мере, «прямая», выделяется среди прочих форм искусства тем, какую большую роль играет случайность в творческом процессе. Фотографы существуют лишь благодаря окружающему миру и только мир вокруг даёт им материал для творчества.

11 сентября 2001 года мы с Ребеккой смотрели телевизор, когда второй самолет врезался в башни-близнецы. Я собрал все камеры, которые были у меня дома и решил отправиться в Манхэттен. Ребекка, у которой было мало опыта в репортажах о военных конфликтах, сказала, что хочет поехать со мной. Я возражал. Может ей следовало остаться в Бруклине, в стороне от хаоса? У меня самого возникла мысль, что ехать не следует— весьма странная идея для фотографа который в прошлом делал репортажи из «горячих точек». Но кто тогда мог знать что произойдет в городе этим ужасным утром? Что если мы окажемся разделены и не сможем связаться друг с другом, когда город накроет следующая волна насилия? Так что мы решили быть рядом и делать то, что мы умели — фотографировать.
 
Запарковав машину возле Бруклинского моста, чтобы отправиться в Манхэттен пешком, мы увидели женщину, вышедшую из дома на Brooklyn Heights. Она спросила не хотим ли мы посмотреть как выглядит Манхэттен с крыши её дома. Сейчас, глядя на эту фотографию по прошествии 12 лет, я понимаю, что не будь рядом со мной Ребекки, я не смог бы увидеть этот кадр, передающий настроения того момента: нежность и трагедия.

Поздним летом 1979, я сопровождал офицеров пограничного патруля для репортажа об их работе в Сан-Исидро в Калифорнии по другую сторону границы от мексиканской Тихуаны. Мы провели весь день рядом с границей, где и происходят основные задержания нелегальных мигрантов. В то время границу пересекало огромное количество мигрантов и пограничники были перегружены работой, арестовывая за раз группы в 25 и более человек. Уже сделанные фото групповых арестов вполне выполняли поставленную передо мной задачу, но эти фото не были особенными — они лишь описывали ситуацию, но не ощущения.

В конце этого же дня когда мы ехали по дороге параллельно границе, я выглянул в окно. Свет заходящего солнца, рассеянный особой калифорнийской дымкой, освещал цветочное поле, и жёлтые цветы на поле буквально светились. Я заметил вдалеке группу перебежчиков и вертолет, кружащий вокруг них. Попросив водителя остановить машину, я помчался по цветочному полю чтобы успеть запечатлеть драматический момент ареста.

from: Alex Webb & Rebecca Norris Webb "On street photography and poetic image", 2014, p. 56 (п: д.о.)


Jerry M. Uelsmann: «Начиная работать, я стараюсь иметь дело с непредвзятыми идеями. Каждое нажатие на кнопку фотоаппарата предполагает возникновение эмоциональной и визуальной связи с предметом съёмки. 
Мои контактные листы являются подобием визуального дневника всего, что я видел и пережил с камерой в руках.
Они содержат в себе сцены, из которых вырастают мои фотографии. Перед тем как начать печатать, я размышляю над этими контрольками. Ищу свежие смысловые пересечения, которые расширят первоначальные значения объектов. В конце концов, главная задача [творчества] — это удивить самого себя. Предчувствие новых возможностей — это и есть моя главная радость».
(from «Photography Speaks» Aperture, 2004, p. 214, пер. д.о.)


photo: Josef Koudelka; Spain. 1975.

Чаще всё же мне приходится идти до места съёмки. Что остаётся делать стрит-фотографу кроме как идти, смотреть, ждать и говорить, затем опять смотреть, потом еще немного ждать, заставляя себя пребывать в уверенности, что неожиданное, неизвестное, самое главное ждет его рядом, прямо за углом?

Несколько лет назад я ехал в метро с Йозефом Куделкой, которого не видел несколько лет. Я сидел, закинув ногу на ногу. Внезапно Йозеф потянулся и схватил мой ботинок, повернул к себе и посмотрел на подошву. При помощи своего простого чешского метода, он хотел понять много ли я хожу и следовательно — много ли я фотографирую.

from: Alex Webb & Rebecca Norris Webb "On street photography and poetic image", 2014, p. 24 (п: д.о.)

 

Скрытая камера


©  Walker Evans, from "Many are Called" series

На протяжении четырех в лет (1938-41) Уолкер Эванс (Walker Evans) совместно с James Agee снимал эпическую серию «Many are called» про нью-йоркское метро. Название серии исходит к евангельской фразе «Many are called but few are chosen» («Много званых, а мало избран­ных», Мф22:14).

Перед зрителем проходит череда лиц пассажиров, обитателей подземного мира метро по-разному проводящих пустые часы своей жизни: читающих, спящих, мечтающих... Погруженных в себя или в страницы газет, пребывающих в непрерывном движении от точки А к точке В, в пустом времени, исключенном из привычного распорядка жизни.

На самой сильной фотографии этой серии, сконцентрировавшей всю ее суть и смысл, изображен слепой аккордеонист, собирающий милостыню в вагоне метро. Жестяная кружка для сбора денег, белая палочка слепца, потрепанный аккордеон... Как Орфей, выбирающийся из царства мертвых с образом Эвридики в сердце, движется на нас музыкант, на зрителя, на фотографа почти перпендикулярно плоскости кадра, как в известном люмьеровском фильме «Прибытие поезда». Странным образом в фотографии создано ощущение абсолютно прозрачной преграды, которая не сможет остановить движение музыканта: он пройдет сквозь зрителя и двинется дальше. Аккордеонист движется на нас, но не видит нас, он видит что-то гораздо более важное, суть и сердцевину мира, но нас для него нет, мы принадлежим к этому миру полупрозрачных мимолетных теней, пассажиров поезда жизни.

Эффект гипер-присутствия обусловлен использованием скрытой камеры, — Эванс действительно прятал аппарат в полах пальто (обратите внимание на пуговицу (?) в центре кадра) и придумал хитроумную систему нажатия на кнопку затвора. И кажется, что единственный живой человек на снимке это сам музыкант, движущийся между неподвижными рядами мертвецов. Дальше и дальше...

текст: Дм. Орлов



Был конец жаркого летнего дня, когда корреспондент «Boston Herald» Стэнли Форман услышал сообщение о пожаре в одном из районов Бостона. Когда он подъехал на место пожара, он увидел шестиэтажное здание, окружённое пожарными машинами.

Форман подбежал к заднему фасаду здания и увидел женщину и ребёнка, балансирующих на лестнице пожарного выхода на расстоянии трёх метров от окон, из которых вырывалось пламя. Они оглядывались в поисках спасения. Форман увидел, как пожарный спускался к ним с крыши. Он пытался направить их подальше огня, заслоняя своим брезентовым плащом. В поисках лучшей точки для съёмки сам Форман забрался на лестницу пожарной машины.

«Всё было хорошо, — вспоминал Форман, — я снимал обычное спасение людей из пожара, меняя камеры и объективы. Пожарная лестница медленно приближалась к женщине и ребёнку.

Внезапно площадка пожарного выхода отделилась от здания и начала падать. Все полетело вниз: женщина, ребёнок, куски металла...
Я продолжал фотографировать. Я снимал и снимал...» 

Когда Форман посмотрел вниз, он увидел, что 19-летняя женщина погибла, а ее трёхлетний племянник чудом выжил.

Снимок Формана получил Пулитцеровскую премию. (т: д.о.)


© Henri Cartier-Bresson, Moscow, 1954

Henri Cartier-Bresson: "«Товарищ переводчик, сюда». Поздоровавшись, я продолжал работу, предоставив переводчику объясняться с прохожими. Те переключались на него. Так мне удалось заснять множество людей в привычной для них обстановке, будто меня там и не было. До приезда в Москву я видел немало фото, сделанных в СССР, однако мои собственные первые снимки стали для меня удивительным открытием."
 



Большинство фотографий Jerry Dantzic никогда не публиковались до тех пор, пока его сын Грейсон не собрал их в книгу «Billie Holiday at Sugar Hill», которая открывает нам новые страницы истории, которую мы думали, что знаем о Билли Холидей.
Подробнее  в New York Times

События

Самое интересное

Тэги